gazeta-vesti.ru

Switch to desktop Регистрация Вход

Нет в России такой семьи, которую бы не опалила война. И мои предки тоже воевали на фронтах Великой Отечественной войны. Среди них три прадеда: Николай Иванович Дорофеев, Иван Гаврилович Ковязин и Геннадий Фёдорович Хмельков. А также прапрадеды Шастин Алексей Григорьевич, Россохин Николай Петрович, которым не посчастливилось вернуться домой с войны.

Моей прабабушке Россохиной (Шастиной) Анне Алексеевне было всего два года, когда её отца Алексея Григорьевича призвали на фронт. Поэтому она ничего не помнит о том времени. Только знает, со слов мамы, что отца взяли на войну в самые первые дни. С фронта её мама Антонина Григорьевна получила всего два письма. В них он весело, стихами сообщал, что у него всё хорошо. (Может быть, не хотел расстраивать родных?). А осенью пришла похоронка... В семейном архиве осталась копия того извещения (датированная 1946 годом). В ней сообщается: «Ваш муж красноармеец Шастин Алексей Григорьевич в бою за социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, находясь на фронте, пропал без вести в сентябре 1941 года». Так моя прабабушка осталась без отца. Её детство было тяжёлым. Много пережили они с сестрой Марией. Ели травяные лепёшки, почти гнилую картошку… Маме как вдове солдата полагалась пенсия в четыре рубля: этих денег хватало лишь на самое необходимое: соль, спички, керосин. Сейчас мы знаем, что последним местом службы Алексея Григорьевича стало Подмосковье.
Мой прадед Хмельков Геннадий Фёдорович оставил нам, своим потомкам, очень ценную рукопись - тетрадь с воспоминаниями о своей жизни. Из неё мы получили подробные сведения о его службе. В той тетрадке Геннадий Фёдорович пишет, что его призвали в армию в ноябре 1941 года и отправили в Свердловск, там обмундировали и направили в Ульяновскую область, в посёлок Сенгилей на берегу Волги, где проходили учёбу на курсах усовершенствования командного состава шифровально-штабной службы. Занятия длились по 8-10 часов. День начинался в 5 утра. Отбой в 22 часа. В это время был получен приказ всех курсантов послать на оборону Сталинграда. В один из дней погрузили в товарные вагоны и повезли на фронт. Но на какой именно, неизвестно. Ехали двое суток. Оружия не дали, сказали, что выдадут по прибытию в часть. Во время пути немецкие самолёты несколько раз бомбили с воздуха эшелон и на бреющем полёте обстреливали вагоны. На паровозе и в конце состава были установлены пулемёты «Максим» и Дегтярёва, но они вреда авиации противника нанести не могли. В один из таких налётов состав разбомбило, было много убитых и раненых. Геннадия Фёдоровича тоже сильно ранило.
До фронта прадеду тогда добраться не удалось. Очнулся он в армейском госпитале, в палатке. Был несколько дней без сознания: контузило. Врачи утверждали, что говорить уже не будет, отправили в тыл. Но постепенно, к августу, речь более-менее восстановилась. Медики удивлялись: «Свершилось чудо!» Из госпиталя его и ещё трёх солдат выписали и направили на пересыльный пункт. А потом на учёбу в роту, где готовили младших командиров. Спустя 20 дней Геннадий был направлен в маршевый батальон, который формировался на фронт. Жили в палатках. Гену назначили комвзвода.
После этого он прибыл под Оренбург. Их часть присоединили к 140-му отдельному полку и отправили на Донской фронт на станцию Буторлиновка. В это время Красная Армия двигалась очень быстро. Венгерские и румынские войска бросали боевые позиции и отступали на запад. А красноармейцы, наоборот, наступали, почти что не встречая сопротивления. Освободили Острогожск, Старый и Новый Оскол.
Наконец, 15 февраля 1943 года наши войска подошли к Харькову и заняли город. Пробыли там недолго, вечером снова пошли вперёд. Ежедневно делали по 50-70 км, дошли до станции Коломак в Полтавской области и приблизились к реке Донец. На Донце противника остановили, и установилась продолжительная оборона. Их полк стоял в это время в райцентре Короча Белгородской области.
Пятого августа освободили Белгород, город был разбит полностью. Торчали одни трубы. Люди рыли землянки и жили в них. Далее наши войска дошли до города Кременчуг на Днепре, здесь их сменила другая армия, а часть Геннадия Фёдоровича отправили на переформирование снова в Харьков на станцию Новая Бавария. Затем его перевели в Полтавскую область. Там же он пробыл до отправки на четвёртый Украинский фронт. С боями прошли Запорожье, Мелитополь, Херсон, после чего направили на Белорусский фронт. Прибыли в Ровно. Это уже был 1944 год. Где-то в июле наши войска начали наступление и стали двигаться на запад. Освободили польские города Хелм, Люблин. В Хелме советских солдат поляки встречали с цветами. На улицу высыпали все жители, нашим была очень приятна такая встреча.
Затем были Висла, Одер. К концу апреля наши войска прорвали оборону и пошли на Берлин. До него оставалось всего 50 км. Часть Геннадия Фёдоровича тоже двинулась вместе с наступающими войсками. После взятия Бранденбургских ворот их часть направили в Магдебург, где они встретились с американскими союзниками. Остановились в местечке Цыденск. 8 мая, вечером, им сообщили, что гитлеровская армия капитулировала, война закончилась. Геннадий в это время стоял в карауле. Сразу же всем выдали по сто граммов спирта в честь Победы.
В Германии они пробыли до конца июня, после чего получили приказ возвращаться своим ходом домой. От Эльбы через всю Восточную Германию и Польшу ехали на лошадях и на автомашинах. Гнали целое стадо коров. Через 3-4 дня – остановка, сутки отдыха. Так целый месяц добирались до России. Границу пересекли в Брест-Литовске. Оттуда – на Кавказ. Солдат с лошадьми высадили в 200 км от Махачкалы, где и оставили лошадей.
Только в октябре 1945 года прадед был демобилизован. Он награждён медалями «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «За взятие Берлина», «За боевые заслуги», орденами Красной Звезды и Отечественной войны I степени.
После демобилизации Геннадий Фёдорович служил в МВД, затем учился, стал топографом. Жил в Тюмени. Объездил весь Урал, Казахстан, Удмуртию.
Другой мой прадед Дорофеев Николай Иванович родился 22 мая 1925 года, поэтому его призвали служить уже в конце войны, 8 января 1943 года. Военную присягу принял при Запасном артиллерийском полку. Воевал недолго – с 29 октября 1944-го по 9 мая 1945 года в составе 524 миномётного полка. Дослужился до звания сержанта, получил военную специальность – артиллерист артиллерии 85 мм пушек, 122 мм гаубиц и 152 мм гаубиц в должности командира орудия.
За службу награждён двумя медалями «За отвагу». После демобилизации работал в колхозе «Заря» Верховинского района.
Ещё один мой прадед Иван Гаврилович Ковязин родился в 1917 году в деревне Боровица Орловского уезда. До войны окончил школу в Мурашах и курсы всеобщего военного обучения, вступил в комсомол. Перед войной поступил в Кировский пединститут на исторический факультет. А в 1939 году был призван в Красную Армию. Принимал участие в Финской войне, участвовал в штурме линии Маннергейма, за что был удостоен медали «За боевые заслуги». С 1940 года служил в авиации Ленинградского военного округа. Во время Великой Отечественной войны находился на Ленинградском фронте, внутри блокадного кольца. За мужество и героизм по охране воздушного моста был удостоен ордена Красной Звезды и медали «За оборону Ленинграда».
С 1944 года воевал на 3-м Белорусском фронте, принимал участие в боях в Белоруссии и Прибалтике, Восточной Пруссии. За отличную службу получил два ордена Отечественной войны I и II степеней, медаль «За взятие Кенигсберга». Войну закончил там же, в Кенигсберге, в звании старшего лейтенанта и был демобилизован в октябре 1945 г.
Низкий поклон вам, дорогие наши фронтовики. И светлая память.
А. ХМЕЛЬКОВА, 4 «Б» кл. Юрьянской школы
(При поддержке учителя М. Хмельковой)