gazeta-vesti.ru

Switch to desktop Регистрация Вход

Здравствуйте! Хочу рассказать историю, которая, как мне думается, очень поучительная для сегодняшних дней.

На дворе была осень 1941 года. Наша семья жила на Северном Урале. Как теперь помню, дни стояли тёплые, сухие. Год выдался урожайным, выросло много картошки, других овощей. Однажды увидели, как мимо окон нашего дома под конвоем шли военные, все в обмотках, в форме без звёздочек и без ремней. Это оказались сосланные немцы Поволжья численностью 1200 человек. Остановились они на стадионе, голодные. Мы и другие жители относили им картошку и что-то ещё из еды. Потом их угнали куда-то за 12 километров от нас: там немцы рубили лес, строили дома.
Всё это время к нам домой стал захаживать один из них. Звали его Иван Иванович Эрих. Высокий, неказистый на вид, страшный даже, по крайней мере, таким он мне представлялся. Оказалось, нравилась ему моя сестра Майя (старше меня на два года). Немец говорил ей: «Майка, в 47-м нас реабилитируют, тебе исполнится 18, станешь взрослой, дождись и выходи за меня замуж». Но девичье сердце было против, не согласилась Майя стать судьбой Ивана Ивановича. Она говорила потенциальному жениху: «Ты отца моего убил, не пойду за тебя».
Тем временем жизнь, хоть и трудная после войны, продолжалась. Сестра осталась работать в колхозе, а я с младшим братом ушёл в тайгу на заготовку леса на реку Берёзовую.
В наших краях жил конюх. Он с женой воспитывал внучку Валю (так вышло, что её родная мать оставила девочку деду с бабушкой на воспитание). И вот. Я уже вырос, давно закончились подростковые времена. Еду я в один из дней на лошади, а мне навстречу, кто бы вы думали? Тот самый немец Иван Иванович Эрих. Здоровается, вид важный. Рассказывает о себе: «Я – начальник лесобиржи. Моей жене Вале (той самой внучке конюха) исполнилось 25. У нас двое детей. Приезжай. Будут гости, ты будешь первым из них, поскольку любил твою сестру». Вон как, думаю, немец не промах, всё равно женился на нашей девушке.
Подвожу к главному, к чему затеял этот рассказ. Эрих в самые тяжёлые военные годы со всем вниманием и заботой ухаживал за своим престарелым отцом. Жил тот в отдельной комнате, в уюте, тепле и чистоте. Сын кормил его, заботился о нём. Говорил нам часто: «Побыл у вас, Лёвка, теперь пойду папу кормить». Он и с Урала потом не уезжал, потому что не мог бросить отца. «Буду тут жить, пока отца не похороню», – хорошо запомнил его слова. Вот как относился к старшим. По-человечески.
Позже семья Эрихов переехала на Кубань. Иван Иванович туда привёз и Валину мать и так же ухаживал за ней всё время, пока она была жива. (Для ясности: мать забирал к себе её сын, Валин брат, продал дом, хозяйство, на все эти деньги купил машину, а через три месяца буквально выбросил старуху из дома). Эрих, получается, просто спас её. Во как немец чтил родственников. Как умел это делать. По-доброму, с чистой душой и сердцем.
Мне 85 лет. Часто, увы, болею. Просто очень хочется такой же теплоты и заботы. Знаю, не только мне...
Л. Рядькин, п. Мурыгино